• Кайрат Корпетанов, предприниматель: нам нужно многое изменить.
  • Кайрат Корпетанов, предприниматель: нам нужно многое изменить.
  • Кайрат Корпетанов, предприниматель: нам нужно многое изменить.
  • Кайрат Корпетанов, предприниматель: нам нужно многое изменить.
  • Кайрат Корпетанов, предприниматель: нам нужно многое изменить.
  • Кайрат Корпетанов, предприниматель: нам нужно многое изменить.
  • Кайрат Корпетанов, предприниматель: нам нужно многое изменить.
  • Кайрат Корпетанов, предприниматель: нам нужно многое изменить.

Кайрат Корпетанов, предприниматель: нам нужно многое изменить.

Имеет благодарственные письма от разных компаний


«Бизнес сам нашел меня»


S.M.: Начнем с традиционного вопроса: при сегодняшнем огромном выборе, почему Вы остановились именно на этом бизнесе?

-Производством металлопластиковых окон занимаюсь с 2004 года. Правда, у меня бывало так, что говорил себе: «все, надоело! Не буду этим заниматься!» В каждом деле полно своих трудностей.


S.M.: Трудности нас закаляют. «Все что нас не убивает, делает нас толькосильнее», не так ли? Например, Дональд Трамп два раза был банкротом...

- Кроме закаливания трудности еще учат тому, как находить выход из различных положений... А вообще, не я нашел этот бизнес, а он сам пришел ко мне. Я работал в Усть-Каменогорске, когда меня пригласили заняться производством окон руководители ВI-group. Я знаком с ними со школьных лет, отсюда и доверие.


S.M.: А до этого чем занимались?

-Я был индивидуальным предпринимателем, а еще преподавал в ВУЗе. Благо имею образование Томского политехнического института, по профессии я инженер-физик. Переехал в Астану, два года проработал в ВI-group, возглавлял дочернее предприятие ССК крупной компании «Алкон плюс» по производству светопрозрачных конструкций. Сегодня она среди наших конкурентов. Ушел оттуда, как уже говорил, махнув на все рукой. Оказывается, бывают моменты, когда устаешь от однообразия.Но друзья и бывшие клиенты долго скучать не дали. Одним словом, решил открыть свое собственное дело. И за семь лет от маленькой компании выросли до сегодняшнего статуса. Вроде сделано немало. Даже во времена кризиса половину заказов ВI-group выполняли мы. Ставили окна в коттеджном городке «Де-Люкс», «Арман-кала», «Арнау», в многоэтажных домах.

S.M.: «Лучше маленький сам, чем большой зам»?

-Вот именно! Чем хорош собственный бизнес – в первую очередь это свобода.


S.M.: Но 2011-год - это не лихие девяностые, свободные ниши на рынке вряд ли остались.

-Нет, я бы так не сказал. Работы хватит всем. Астана развивается, кругом идет строительство, сами видите. К примеру, мы тоже участвовали в строительстве ЭКСПО, «остеклили» 21 дом. Найти «свободную нишу» не трудно. Это, в первую очередь, зависит от самого человека, от его знания, способностей и желания. На рынке не бывает лишних людей. Если у тебя есть идея и знания, ты умеешь строить с людьми отношения, чего же бояться? Да, руководство ВI-group поддержало меня, что уж скрывать? Но без умения работать никакая поддержка не выручит. Наверно я трудолюбив. И это качество есть у всех в моей команде.

Когда работал в составе ВI-group, окончил Международный бизнес-академию (МБА). Там же учились 4 моих сотрудника. Двое из них сегодня у нас не работают, но это жизнь. Еще троих в январе отправляю в Германию, на выставку. Пусть посмотрят мир, увидят, какие новые программы, возможности.


S.M.: Инвестиция в людей, в кадры завтра возвратятся сторицей.

- Вот именно! Не буду говорить, что всех их в люди выводил я. Тем не менее, в любой компании во всем мире самое ценное – этоне техника, а люди, их знание. Руководитель должен быть уверен в своих кадрах. Конечно, такие большие суммы и мне самому пригодились бы. Среди моих коллег были те, кто говорил, что я зря трачу деньги, что не все они будут у меня постоянно работать. «Если из четверых останется один, этого достаточно», - отвечал я.

Не знаю как в других фирмах, а у себя я всегда стараюсьсоздать все необходимые условия для рабочих и сотрудников. Спецодежда, инструменты – за счет компании. Ежедневный проезд и обед строителей – тоже. Потому что эти ребята, приехавшие за заработком из разных регионов страны, при дефиците средств начинают экономить на себе. А может ли быть нормальная отдача на черновой работе от людей, живущих впроголодь? Несколько раз я попадал на объекты во время обеда. «Басеке, садитесь с нами!» И что я вижу? Чай, хлеб и «доширак». Разве это еда для тридцатилетнего мужчины со здоровым аппетитом? Конечно, это немалая сумма. Зато никто не хочет уходить отнас в другие фирмы.


S.M.: Это же один из сильных факторов мотивации.

-Во время строительства ЭКСПО из России приехали рабочие специалисты. Один из них остался у нас, работает на инженерной должности. Съездил недавно домой в Омск. А в целом в нашей фирме работают представители 8 национальностей.


S.M.: Прекрасно! А как вы думаете, руководитель должен знать технологию работы до мельчайших подробностей, или же лучше полагаться на добросовестность своих сотрудников?

- Конечно, знать все невозможно, но руководитель обязан понимать и разбираться в процессе. Если рабочий что-то предлагает, а я буду хлопать глазами, разве это дело? И, кстати, для меня не зазорно спрашивать, чего не знаю.


S.M.: К какому типу руководителя Вы себя относите – к недоступным «диктаторам», где все завязано на одном человеке, или же «либералам»?..

-Я сторонник «золотой середины», где «диктатор», а где и «либерал». Например, год назад обещал ребятам: «этот срочный заказ сдадите вовремя – за мной пивбар». Они сделали – я сдержал свое слово. До сих пор вспоминают.

Потомв нашем коллективе есть казахскость - в первую очередь меня уважают как старшего человека, и только, во-вторых, как начальника. И это правильно, я считаю. Но и дистанцию держим, не говорим друг другу «брат», «сват». Однобокость никогда не приводит к добру.

К тому же я верю в энергетику денег. Если выданную тобой зарплату люди будут брать с благодарностью, то и работа спорится. Где обида, там не может быть благополучия.


S.M.: Сегодняшняя жизнь требует все время быть в поисках, чтобы не отставать от других.

-Понимаю. Мы не производим сотовых телефонов, наши изделия уже в следующем году не устаревают морально. В то же время и у нас все меняются. Компьютерами пользуемся максимально. Инструменты закупаем в Германии последнего образца. Используем комплектующие более пяти тысяч наименований. Все рабочие процессы выведены на приложения сотовых телефонов.


S.M.: Кто ваши партнеры по бизнесу? Кто поставляет вам полуфабрикаты?

-Сейчас мы работаем с новыми партнерами. Они расположены в городе Гжель, в России, и тоже представители немецких фирм.


S.M.: А напрямую с германскими фирмами не работаете?

-В таком случае наша продукция подорожает, евро дорогое... А так мы пользуемся преимуществами Евразийского союза. Из Гжель получаем товар немецкого качества, но с российской ценой, так намного практичнее.


S.M.: Вы изначально начали работать с немецкими фирмами? Турция и Германия до сих пор контролируют у нас этот рынок, не так ли?

-В 2005 году была другая обстановка, тенге не был таким дешевым как сейчас. Можно было и из Китая завозить. Но их цена соответствовала качеству. Тогда до 60-70% рынка держали турки. Сейчас они также подняли качество своих товаров, но немцы есть немцы, и техника, и культура технологии у них все-таки выше.


S.M.: В чем преимущества пластиковых окон, и в чем недостатки? В развитых странах ставят только такие окна?

-Нет, конечно! Все зависит от уровня самого дома. В элитных домах ставится очень дорогое дубовое окно. Параметры его шумоизоляции, теплопроводности такие же, как у пластиковых. Но и пластиковые пластиковым рознь. Цена зависит от толщины, от количества камер. Мы сейчас вместе с ВI-group ставим пятикамерные окна. Это – выше среднего уровень. А в 2005 году их ставили только ВI-group, при этом на всех классах жилья, в этом есть и моя заслуга. В жилищном комплексе «Апато» эти окна до сих пор стоят как первозданные! Что свидетельствует о качестве. Среди нас есть и те, кто на качество смотрит сквозь пальцы. Если мы достигли каких-то высот, то благодаря качество, это в первую очередь.

На пластиковые окна перешли, потому что их не нужно каждый год красить. Во-вторых, они не пропускает холод. В-третьих, не набухают. К тому же их себестоимость ниже, чем деревянные. В день мы можем изготовить до 400 окон, с деревом так работать не получится. Единственный недостаток в том, что пластик не пропускает воздух. Его называют химией. Но и деревянные обрабатывают различными веществами, чтобы «стабилизировать» материал. Значит, химия присутствует и там.

Пластиковые окна можно ставить только в оконный проем. Алюминиевые, которые обычно мы называем «витражами», можно повесить на стены. Со стороны кажется, что дом построен из стекла. Их применяют и для красивого оформления. Алюминиевые конструкции мы стали выпускать в 2013 году. В настоящее время производим оба вида светопрозрачных конструкций.


S.M.:«Нельзя говорить, что догнать развитые страны невозможно». С приходом независимости мы стараемся равнятьсяна передовые страны. Насколько мы отстаем от них в Вашей отрасли?

-Мы часто ищем, что дешевле. Потому что общий уровень развития там очень высок, и повсеместно пользоваться теми же товарами, что и они, нам не по карману. При этом цена на алюминий у нас почти одинаковая.


S.M.: В таком случае, почему бы не производить все компоненты окон самим?

-Нет, до этого нам еще далеко. У них эти направления развиваются с давних времен, а мы только-только начинаем. Там обороты конструкторской фирмы исчисляются миллиардами долларов. Мы идем путем копирования, так легче. Таким же путем развиваются Россия, Китай, и многие другие страны. Придумывать что-то новое всегда нелегко.

S.M.: Сегодня южнокорейцы по всем фронтам вытесняют японцев, всемирно признанных образцов качества. У нас есть все. Если самим перерабатывать сырье, то получилось бы скорее догнать развитые страны. Доживем ли мы до такого времени?

-Это – глубокий, очень болезненный вопрос. Я, как патриот своей страны, давно над этим задумываюсь. Решение зависит от переустройства государства и общества. К сожалению, очень многое делается неправильно. В первую очередь нам нужно работать над некоторыми качествами самого населения. В Китае, еще со времен Конфуция, учитель получает зарплату на уровне военного полковника. И у нас раньше, когда благословляли, говорили: «Балам, мугалим бол!». Пару слов о статусе врачей. На одно врачебное место приходится до 80 кандидатов. Медсестра на Западе получает 2500 евро месяц. У нас – 60 тысяч тенге.

Не буду говорить, что нам никогда не догнать развитые страны. Государственная поддержка у нас неплохая. Например, в плане налогов. Мы платим меньше, чем в соседней России. Нельзя сказать - «все у нас плохо» или «все у нас отлично». Но для того, чтобы как корейцы догнать японцев, нам очень многое нужно исправить. С другой стороны, и свою «казахскость» сохранить необходимо. Знать русский язык – хорошо, обращаться к родителям на «ты» -очень плохо. Пока каждый из нас не будет гореть желанием улучшить свою страну, ничего не выйдет. И, я считаю, что эти исправления нужно начинать с изменения статуса педагогов и врачей.


S.M.: Каковы Ваши планы на будущее?

-Продолжать участвовать в выставках. Разные фирмы наперебой предлагают необходимые нам изделия, одно лучше другого. Например, есть такой материал, как триатерм. Он легок, как пенопласт, и тепло держит отлично, а очень прочный. Немцы предлагают новый вид клея. Это - результат развития науки и техники. В свою очередь эти изделия мы предлагаем строителям.


«Теплое отношение немцев к нам чувствуется везде»


S.M.: Как в Германии относятся к нам? Чувствуется ли воздействие от переезда более миллиона немцов на историческую родину?

-Конечно! В 2006 году я впервые попал в Германию, и первые слова, что я услышал еще в аэропорту: «Ассалаумалейкум! Біздің жігіттер келді!». Они очень благодарны судьбе за то, что в сороковые годы попали в Казахстан! Переехавший в Россию знакомый немец говорил: «Без казахов выжила бы только половина поволжских немцев».


S.M.: А покойный Герольд Бельгер говорил: «Мы все здесь живы-здоровы, а из попавших в Сибирь наших родственников выжили только единицы».

-В 2015 году я лечился в Дортмундской больнице. Мой друг Женя, кыргызский немец, повел меня к себе домой. Бабушка его жены, костанайской немки, специально приезжала из другого города: «балам, сені естіп, қазақша сөйлесейін деп келдім».

Я уже четыре года изучаю немецкий язык в институте Гете. Езжу в Германию к друзьям, на их свадьбы, дни рождения. Помогаем друг другу по мере своих возможностей. Теплое отношение немцев к казахам чувствуется везде.

S.M.: Остался вопрос, который Вы хотели бы услышать, но я не задал?

-Я объездил всю Европу. Как общаюсь со своими немецкими друзьями, я уже говорил. И заметил одно. Всем - и казахам, и русским, и немцам, и корейцам, и всем остальным людям необходимы лишь мир и работа...

Өмірзақ Ақжігіт